Технология «мягкой силы» как способ формирования социальных установок

Доктор экономических наук, заместитель директора по научной работе Высшей школы современных социальных наук МГУ, Александр Гребенюк дал интервью Центру профилактики экстремизма о технологии «мягкой силы» и эффективности ее применения.

Что такое технология «мягкой силы»?

Технология «мягкая сила» это вид социальных технологий. Ее отличительная особенность заключается в том, что она воздействует на сознание человека, за счет формирования образов. Для того чтобы транслировать определенные образы, существуют различные каналы такие, как цифровые СМИ и новые социальные медиа. За счет этой трансляции и воздействия на сознание, в случае «мягкой силы», можно формировать социальные установки человека. Сегодня это актуальный инструмент в информационном и политическом противоборстве.

В каких случаях применятся технология «мягкой силы» и насколько эффективно ее применение?

Если привести пример социального конструирования, эффективность будет зависит непосредственно от доли цивилизационных накоплений государства. Если мы будем увеличивать ресурсную базу и формировать социальные концепты, например, снимать фильмы, обсуждать исторические факты, создавать продукты поп-культурны, тогда сама технология будет эффективней. Например, английская поп-культура широко распространена и воздействует на сознание, в том числе сознание молодежи, с большей эффективностью, чем народные промыслы Сомали или Эфиопии. Наверно эти промыслы кого-то интересуют, но очень узкий сегмент. Важный момент в применении технологии «мягкой силы» - это эффективные информационные каналы продвижения. Если нет возможности транслировать определенную повестку в мир, то эффективность мягкой силы стремится к нулю. Сегодня, в рамках информационного противоборства, закрываются многие российские информационные каналы за рубежом. Основная цель - прекратить трансляцию наших взглядов на события и прекратить трансляцию всего, что связанно с российской культурой и историей. Этот процесс идет несколько лет, а сейчас мы видим его обострение. Как мне кажется, на данный момент, в западном мире распространяется антисоциальная технология, которая выражается в запрете всего российского, она как раз противодействует технологии «мягкой силы». Есть еще один момент, связанный с маркетологами. Например, пресловутая свобода слова в США. Нигде в мире нет абсолютной свободы слова, но был сформулирован этот концепт, который распространили и все в него поверили. Важно учитывать такие критерии, как уровень образования и критическое мышление у населения, чем ниже эти показатели, тем выше вероятного того, что люди будут принимать все, что им транслируют.

Может ли эта технология стать угрозой для тех, кто ее применяет? Т.е. сработать в обратную сторону?

Специфика «мягкой силы» заключается в том, что она не представляет никакой угрозы для государства, которое ее использует, т.к. с помощью «мягкой силы» формируется положительный образ. В данном случае нельзя приводить аналогию «посеешь ветер, пожнешь бурю».

По каким признакам можно понять, что применяется «технология мягкой силы»?

Технология «мягкой силы» применяется если вы видите, что в вашем информационном пространстве резко повышается доля контента о какой-либо стране, о каких-либо известных личностях из этой страны или о ее истории. Также, если в стране появляются образовательные иностранные центры, стимулируется изучение языка. У «мягкой силы» могут быть разные цели, например, увеличение туристического потока. Если в информационном пространстве начинается определенное противопоставление ценностей, можно сделать вывод, что технологию «мягкой силы» используют для решения каких-либо политических задач. Люди, которые занимаются социальной технологией, должны видеть эти индикаторы.

Можно ли вывести формулу эффективных методик с целью формирования духовно-нравственных ценностей?

Этот вопрос для России сейчас стоит остро. Во-первых, мы должны вернуть воспитательный аспект в систему отечественного образования. Во-вторых, мы должны говорить о том, какую страну мы строим, с какими ценностями. Мы должны проводить большую идеологическую работу. Как мне кажется, одна из основных проблем в том, что у нас нет конкретной идеологии и образа желаемого завтра, а этот образ должен быть детальным и четким.