Хиджаб раздора.
Часть вторая — конфликтные кейсы, правовая база и варианты решений
Во второй части нашего материала, посвященного вопросу ношения хиджабов в стенах государственных образовательных учреждений, мы разберем конфликтные кейсы, правовую базу, а также варианты решений возможных проблемных ситуаций на этой почве как со стороны педагога, так и со стороны ребенка и родителей.

Конфликтные кейсы. 2022 год
Начнем с рассмотрения самого растиражированного сюжета, видео с которым облетело весь интернет осенью 2022 года.

Тюмень, 2022 год
2 сентября 2022 года пятиклассница из Тюмени не была допущена к занятиям потому, что пришла в государственное учебное заведение в платке [1] .
[1] https://ura.news/news/105258381


Ссылка на Видео: https://vk.com/video-212929382_456241234

Директор школы сослалась на школьный устав, который запрещает одежду с религиозными атрибутами.
Раньше девочка не надевала головной убор на занятия, но в этом году ее верующие родители приняли решение о том, что дочь должна носить традиционную одежду. В школе девочка появилась, как и прежде, одетая в форму, только на голове был платок.

Спор с директором длился около 15 минут. После того, как мама ученицы начала снимать происходящее на телефон, девочке все же, позволили пройти. Позже отец девочки вернулся в школу, чтобы лично обсудить с руководством школы, на основании чего его дочь пытались не впустить на занятия. С директором и завучами встретиться не удалось, так как они оказались заняты. Родителю же предложили написать письмо на имя директора.

5 сентября отец ученицы заявил, во время встречи, на которой кроме семьи и директора школы присутствовали представители дагестанской диаспоры и власти Тюмени, конфликт был полностью улажен [1] .

Управляющий совет школы № 88 в Тюмени, как стало известно 9 сентября, решил не вносить изменений в регламентирующие форму одежды обучающихся правила внутреннего распорядка [2] . Это значит, что дети должны ходить в едином стиле и в светской деловой одежде.

«Я присутствовал на этом совете, мы общались. Мы пришли к общему мнению с учетом большинства, что не вносим изменения. Это значит, что ходить в школу в хиджабе нельзя. Но всё нормально, я их понял, они — меня. Пока не решил для себя и семьи, как дальше, буду искать выходы», — прокомментировал решение совета школы отец ученицы.

Следует указать, что вопрос о ношении хиджабов в стенах образовательных учреждений вставал не только на уровне средней школы. Одним из ярких примеров этому является ситуация, которая произошла осенью 2022 года в городе Астрахани.

Астрахань, 2022 год
Студентки Астраханского государственного медицинского университета, исповедующие ислам, пожаловались на то, что администрация учреждения запрещает им приходить на занятия в хиджабе. Об этом стало известно 5 сентября.

В положении о внешнем виде обучающихся, преподавателей и сотрудников учреждения, принятом в АГМУ в 2019 году, утвержден официальный запрет на ношение не только хиджаба, но и другой одежды, свидетельствующей о принадлежности к той или иной религии и конфессии: «не допускается ношение одежды и аксессуаров (поверх одежды) указывающей на принадлежность к той или иной национальности или религии (ношение: хиджаба, никаба, паранджи, абайи, чачвана, чадры, бурки, папахи, фески, тюбетейки, тюрбана, кипы, камилавки, сонгкока, крестов, распятий, икон, вервиц, власяниц, четок, брояниц, ряс, мантий, анаволий и т.д.)», — говорится в документе.

Студентки вуза, исповедующие ислам, рассказали, что запрет на покрытую голову и закрытую до кистей рук и щиколоток одежду стали практиковать после смены проректора по общественной и информационной безопасности. Девушки заявили, что на входе в здание университета их пытаются заставить снять хиджаб, угрожая забрать студенческий билет.

После нескольких случаев конфликта с администрацией девушки решили носить белые платки, которые сливаются с их медицинскими халатами, однако и это не устроило проректора. По словам студенток, к угрозам конфискацией студенческого вскоре добавились запугивания отчислением из вуза.

8 сентября в Астраханском государственном медицинском университете прошло расширенное заседание ректората и Попечительского совета вуза, а также дискуссионная площадка «Встреча студентов Астраханского ГМУ с представителями органов государственной власти и национально-культурных обществ». По итогу большинство участников, хоть и с различными обоснованиями, но высказались за введенные ограничения. Ключевым аргументом стало заявление о том, что главное в вузе — учеба. Студенткам предложили переодеваться в университете — снимать хиджаб непосредственно перед занятиями, заменяя его медицинской шапкой, которая полностью покрывает голову. На этом конфликт объявили исчерпанным отдельно указав, что отчисления за внешний вид в АГМУ не практикуется.

Приведенные кейсы могли создать неверное впечатление о том, что родители всегда являются сторонниками ношения хиджабов в стенах образовательных учреждений. Это не так. Обратные ситуации, конечно же, существуют, но предаются значительно меньшей огласке.

Челябинск, 2022 год
Так, 13 сентября 2022 жительница Челябинска обратила внимание на то, что образовательное учреждение, куда ходит ее ребенок, посещают девочки в хиджабах [3] . Женщина написала жалобу в региональное Министерство образования и предложила запретить религиозные атрибуты в школах.

Первый заместитель министра образования Челябинской области Елена Коузова, комментируя инцидент, заявила, что каждая школа имеет право регулировать этот вопрос самостоятельно, закрепив локальным актом правила о внешнем виде детей.

Помимо этого, в законе Челябинской области об образовании указано, что ученики должны носить удобную и эстетичную одежду в повседневной школьной жизни. При этом следует «устранить признаки социального, имущественного и религиозного различия между обучающимися».

После описанных инцидентов в обществе разгорелась жаркая дискуссия на тему ношения хиджабов в стенах государственных образовательных учреждений. Правовая база, регламентирующая данную область, была подвергнута критике, педагогов и представителей региональных министерств образований обвиняли в некомпетентности, а учениц, исповедующих ислам, обвиняли в неправомерной демонстрации своей конфессиональной принадлежности в стенах светского образовательного учреждения.

К сожалению, в ряде информационных материалов по этой теме была пропущена информация о том, что точка в юридическом споре по указанному вопросу уже была поставлена. Для того, чтобы иметь полную картину происходящего, мы предлагаем рассмотреть также предшествующие кейсы, решения по которым разъяснили спорные моменты в законодательстве.

[1] https://lenta.ru/news/2022/09/05/hijab_tyumen/
[2] https://t.me/operativnyishtabtyumen/9557
[3] https://www.google.com/url?q=https://74.ru/text/education/2022/09/13/71640878/&sa=D&source=docs&ust=1668436964653504&usg=AOvVaw0oFr_ITEzJXnkjDGDwpy7W

Конфликтные кейсы. Предыстория.

Ставропольский край, 2012 год
Первая, получившая широкую огласку, конфликтная ситуация по поводу ношения хиджаба в стенах образовательного учреждения произошла 3 октября 2012 года в ауле Кара-Тюб (Ставропольский край) [1] . Руководство школы №12 запретило девочкам-учащимся приходить на занятия в хиджабах. При этом важно отметить, что запрет касался именно хиджабов как одного из видов традиционных мусульманских головных уборов, а не покрытия головы в принципе — на время занятий ученицам разрешалось заменить хиджаб на платок.

Родители девочек обратились в суд, однако решение директора школы было признанно законным.

31 октября 2012 года правительство Ставропольского края постановлением №422-п «Об утверждении основных требований к школьной одежде и внешнему виду обучающихся в государственных образовательных учреждениях Ставропольского края и муниципальных общеобразовательных учреждениях муниципальных образований Ставропольского края» [2] утвердило основные требования к школьной одежде и внешнему виду учащихся. В частности, документ установил запрет на ношение в образовательной организации религиозной одежды, одежды с религиозными атрибутами и (или) религиозной символикой (разд. 2 п.9.2.).

Родители девочек не согласились с законностью постановления правительства и, подавая апелляции на каждое решение суда последующей инстанции, дошли до Верховного Суда Российской Федерации. 10 июля 2013 года Судебная коллегия по административным делам Верховного Суда России отказалась удовлетворить жалобу, признав законным постановление правительства Ставропольского края, регламентирующее внешний вид учащихся государственных образовательных учреждений, и не увидев в нем нарушения права на свободу вероисповедания.

Решение Верховного Суда, как высшей судебной инстанции в стране должно было поставить точку в вопросе о допустимых требованиях к внешнему виду учащихся. К сожалению, конфликты между администрацией школы и родителями продолжились несмотря на то, что девочки были переведены на индивидуальное обучение.

Согласно вышедшему 4 июня 2014 года Федеральному закону №148-ФЗ «О внесении изменений в Федеральный закон "Об образовании в Российской Федерации"» [3] государственные и муниципальные организации, осуществляющие образовательную деятельность по образовательным программам начального общего, основного общего и среднего общего образования устанавливают требования к одежде обучающихся в соответствии с типовыми требованиями, утвержденными уполномоченными органами государственной власти субъектов Российской Федерации.

Таким образом, согласно указанному Федеральному закону, типовые требования утверждаются субъектом Российской Федерации, что позволяет сохранить региональную специфику в данном вопросе. Однако ряд исламских организаций и их лидеров после выхода закона все равно продолжили требовать разрешить ношение хиджабов на федеральном уровне.

Также следует отметить тот факт, что если ношение религиозной одежды, одежды с религиозными атрибутами и (или) религиозной символикой является принципиальным моментом для ребенка или его родителей, то существуют виды образования, позволяющие делать это беспрепятственно (например, частное образование, домашнее обучение, экстернат и тому подобное).

Тем не менее, конфликтная ситуация в Ставропольском крае оказалась не единственной.

Республика Мордовия, 2014 год
12 мая 2014 года вступило в силу постановление правительства Республики Мордовия №208 «Об утверждении типовых требований к школьной одежде и внешнему виду обучающихся в государственных общеобразовательных организаций Республики Мордовия и муниципальных общеобразовательных организациях Республики Мордовия» [4] , согласно п.2 ст.9 которого, обучающимся запрещается ношение в образовательных организациях религиозной одежды, одежды с религиозными атрибутами и (или) религиозной символикой.

Представители Духовного управления мусульман Республики Мордовия обратились в прокуратуру с просьбой о проверке законности принятого правительством Мордовии постановления о требованиях к внешнему виду учащихся школ. 12 сентября 2014 года прокуратура Мордовии признала постановление правительства Республики законным.

Родители девочек-мусульманок на том же основании, что и представители мусульманской общины, подали иск в суд. 24 октября 2014 года Верховный суд Мордовии признал законным постановление правительства Республики [5] , а 11 февраля 2015 года Верховный Суд Российской Федерации признал законным запрет носить хиджабы в школах Мордовии [6] .

Помимо основной конфликтной ситуации произошло также несколько инцидентов, которые привлекли дополнительное внимание общественности к проблеме.

Во-первых, 22 сентября 2014 года одна из учениц школы в селе Белозерье поступила в больницу из-за того, что проглотила булавку, которой пользовалась для закрепления хиджаба [7] .

Во-вторых, в конце декабря 2016 года преподавательницы школы в селе Белозерье отказались следовать распоряжению нового директора об исключительно светском характере одежды педагогов [8] . Аргументация директора строилась на утверждении о том, что не только внешний вид, но и образовательная деятельность педагогов в хиджабах носит религиозный уклон.

В результате в школе была создана комиссия, задача которой состояла в отслеживании соблюдения дресс-кода педагогами учебного заведения. Несоблюдение установленных правил наказывалось дисциплинарными взысканиями. В то же время в социальных сетях появились фото якобы сделанные стенах той же школы, на которых ученицы-мусульманки в хиджабах позируют с оружием и совершают намаз.

В январе 2017 года министр образования Ольга Васильева, комментируя ситуацию, заявила о том, что «хиджабу не должно быть место в школе», сославшись на светский характер образования.

В ответ глава Чечни Рамзан Кадыров заявил, что «Васильева вправе высказывать свое "личное убеждение", но оно остается ее мнением и не принимает силу закона».

Пенза, 2019 год
В начале 2019 года появилась информация о том, что в некоторых школах города к занятиям не допускаются девочки, которые носят хиджабы.

Родители учениц подали коллективную жалобу в прокуратуру Октябрьского района Пензы. Неожиданно, реакция на нее оказалась более жесткой, чем в предыдущих случаях.

Прокуратура Октябрьского района Пензы установила, что в учебных заведениях положения о школьной форме не устанавливали прямой запрет на ношение религиозной одежды, в том числе хиджабов, религиозных головных уборов, одежды с религиозными атрибутами или символикой. С целью соблюдения основополагающих принципов противодействия экстремистской деятельности, а также соблюдения прав и свобод несовершеннолетних в адрес директоров этих общеобразовательных организаций прокурор района внес представления, которые были рассмотрены и удовлетворены. В итоге двадцать школ в Пензе запретили ношение учащимися хиджабов официально, закрепив данное требование прокуратуры в документах учебных заведений.

Таким образом, на данный момент мы имеем два решения Верховного Суда Российской Федерации о правомерности запрета ношения религиозной одежды в стенах образовательного учреждения.

[1] https://ria.ru/20121015/902577908.html
[2] https://docs.cntd.ru/document/461510878
[3] https://base.garant.ru/70670080/
[4] https://docs.cntd.ru/document/422402043
[5] https://www.mk.ru/social/2015/02/11/verkhovnyy-sud-priznal-zakonnym-zapret-na-khidzhaby-i-miniyubki-v-shkolakh-mordovii.html
[6] https://ria.ru/20150211/1047068696.html
[7] https://islam-today.ru/novosti/2014/09/25/musulmanskaa-skolnica-iz-mordovii-proglotila-bulavku/
[8] https://www.gazeta.ru/social/2017/01/20/10484681.shtml
Правовая база:
Подводя итог приведенным инцидентам, давайте перечислим, какая нормативно-правовая база используется при рассмотрении вопроса о ношении хиджаба в стенах образовательных организаций.

1. Конституция Российской Федерации [1]

Статья 14
1. Российская Федерация светское государство. Никакая религия не может устанавливаться в качестве государственной или обязательной.
2. Религиозные объединения отделены от государства и равны перед законом.

Статья 28
Каждому гарантируется свобода совести, свобода вероисповедания, включая право исповедовать индивидуально или совместно с другими любую религию или не исповедовать никакой, свободно выбирать, иметь и распространять религиозные и иные убеждения и действовать в соответствии с ними.

Статья 43
1. Каждый имеет право на образование.
2. Гарантируются общедоступность и бесплатность дошкольного, основного общего и среднего профессионального образования в государственных или муниципальных образовательных учреждениях и на предприятиях.
3. Каждый вправе на конкурсной основе бесплатно получить высшее образование в государственном или муниципальном образовательном учреждении и на предприятии.
4. Основное общее образование обязательно. Родители или лица, их заменяющие, обеспечивают получение детьми основного общего образования.
5. Российская Федерация устанавливает федеральные государственные образовательные стандарты, поддерживает различные формы образования и самообразования.

Федеральный закон от 29.12.2012 N 273-ФЗ (ред. от 24.09.2022) «Об образовании в Российской Федерации» [2]

Статья 38. Одежда обучающихся. Форменная одежда и иное вещевое имущество (обмундирование) обучающихся
1. Организации, осуществляющие образовательную деятельность, вправе устанавливать требования к одежде обучающихся, в том числе требования к ее общему виду, цвету, фасону, видам одежды обучающихся, знакам отличия, и правила ее ношения, если иное не установлено настоящей статьей. Соответствующий локальный нормативный акт организации, осуществляющей образовательную деятельность, принимается с учетом мнения совета обучающихся, совета родителей, а также представительного органа работников этой организации и (или) обучающихся в ней (при его наличии).
2. Государственные и муниципальные организации, осуществляющие образовательную деятельность по образовательным программам начального общего, основного общего и среднего общего образования, устанавливают требования к одежде обучающихся в соответствии с типовыми требованиями, утвержденными уполномоченными органами государственной власти субъектов Российской Федерации.
3. Обеспечение обучающихся в случаях и в порядке, которые установлены органами государственной власти субъектов Российской Федерации, одеждой обучающихся может осуществляться за счет бюджетных ассигнований бюджетов субъектов Российской Федерации.
4. Образцы и описание форменной одежды обучающихся федеральных государственных образовательных организаций, реализующих образовательные программы по специальностям и направлениям подготовки в области обороны и безопасности государства, обеспечения законности и правопорядка, в сфере деятельности войск национальной гвардии Российской Федерации, в области таможенного дела, в области подготовки плавательных составов морских судов, судов внутреннего водного плавания, судов рыбопромыслового флота, летного состава воздушных судов, авиационного персонала, персонала, обеспечивающего организацию воздушного движения, обучающихся государственных общеобразовательных и профессиональных образовательных организаций, реализующих дополнительные общеобразовательные программы, имеющие целью подготовку несовершеннолетних граждан к военной или иной государственной службе, правила ношения форменной одежды и знаки различия устанавливаются учредителями указанных образовательных организаций, если иное не установлено законодательством Российской Федерации.
5. Обеспечение форменной одеждой и иным вещевым имуществом (обмундированием) обучающихся федеральных государственных образовательных организаций, указанных в части 4 настоящей статьи, осуществляется по нормам и в порядке, которые определяются их учредителями.
6. Обеспечение форменной одеждой и иным вещевым имуществом (обмундированием) обучающихся за счет бюджетных ассигнований бюджетов субъектов Российской Федерации осуществляется в случаях и в порядке, которые установлены органами государственной власти субъектов Российской Федерации, обучающихся за счет бюджетных ассигнований местных бюджетов - органами местного самоуправления.

Федеральный закон «О свободе совести и о религиозных объединениях» от 26.09.1997 N 125-ФЗ [3]

Статья 3 пункт 1
В Российской Федерации гарантируются свобода совести и свобода вероисповедания, в том числе право исповедовать индивидуально или совместно с другими любую религию или не исповедовать никакой, совершать богослужения, другие религиозные обряды и церемонии, осуществлять обучение религии и религиозное воспитание, свободно выбирать и менять, иметь и распространять религиозные и иные убеждения и действовать в соответствии с ними, в том числе создавая религиозные объединения.

Статья 4 пункт 2
В соответствии с конституционным принципом отделения религиозных объединений от государства государство:
- не вмешивается в определение гражданином своего отношения к религии и религиозной принадлежности, в воспитание детей родителями или лицами, их заменяющими, в соответствии со своими убеждениями и с учетом права ребенка на свободу совести и свободу вероисповедания;
- не возлагает на религиозные объединения выполнение функций органов государственной власти, других государственных органов, государственных учреждений и органов местного самоуправления;
- не вмешивается в деятельность религиозных объединений, если она не противоречит законодательству Российской Федерации;
- обеспечивает светский характер образования в государственных и муниципальных образовательных организациях.


Итог:
В России государственные школы имеют светский характер, и поэтому требования не подчеркивать религиозную принадлежность правомерны и не противоречат Конституции (более того — дальновидны с точки зрения профилактики межрелигиозных конфликтов между детьми).

Тем не менее, мы не может отрицать существование региональной специфики, и в отдельных регионах действительно возможны собственные решения с учетом ситуации, но обязательно с сохранением баланса интересов. Аналогичной является ситуация и с внутришкольными постановлениями.

При этом следует учитывать, что помимо государственных школ, где требования светскости носит более императивный характер, существуют также частные, и в том числе религиозные, школы. Помимо этого, также существует возможность перехода на домашнее обучение.

В 2013 году Министерство образования и науки Российской Федерации разработало образец типовых требований субъекта Федерации к школьной одежде, согласно которым «внешний вид и одежда учащихся должны соответствовать общепринятым в обществе нормам делового стиля и носить светский характер».

Согласно Федеральному закону «Об образовании в РФ» от 29 декабря 2012 года (с поправками от 4 июня 2014 года), в образовательных учреждениях внешний вид учащихся, а также ношение школьной формы определяет администрация. Типовые требования к школьной форме утверждают власти регионов.

Представленная модель сохраняет баланс между светскостью и региональной спецификой распределения верующих в России.

[1] http://duma.gov.ru/news/48953/
[2] https://www.consultant.ru/document/cons_doc_LAW_140174/
[3] https://www.consultant.ru/document/cons_doc_LAW_16218/
Варианты решений

Согласно нормативно-правовой базе апелляция, в случае недовольства, возможна на двух уровнях: на уровне школы, которая может внести изменения в устав, и на уровне региона, который переутвердит требования к школьной форме.
О возможности универсального решения вопроса на федеральном уровне мы спросили эксперта нашего Центра — кандидата философских наук, доцента кафедры религиоведения Казанского федерального университета, а также бывшего заместителя директора школы по учебно-методической работе Марину Ринатовну Бигнову.
«Если оно будет однозначно запрещающим, то нет. В ряде регионов есть этнические особенности, требующие более взвешенного подхода. Важно понимать особенности взаимоотношений между людьми. Часто хиджаб воспринимают как символ насилия над женщинами, но это нет так, для многих женщин, он — часть их культуры и религии, а это важно. Баланс светского и религиозного в публичном пространстве не требует от нас крайних решений. Но и однозначно разрешить этот вопрос на федеральном уровне будет не лучшим решением, потому что кроме искренне верующих людей есть фанатики, требующие от других того, на что люди не согласны. Хуже всего, если это происходит в одной семье. Поэтому ситуативные решения должны стать практикой современности».
Марина Бигнова
кандидат философских наук, доцент кафедры религиоведения Казанского федерального университета, бывший заместитель директора школы по учебно-методической работе.
Говоря о том, что же предпринять педагогу, если ситуация, подобно описанной в наших кейсах, возникнет в его учебном заведении, Марина Ринатовна отвечает, что и здесь не существует универсального ответа.
«Лучше обратиться в органы управления образованием, и до обращения получить максимум информации про семью, отношения между ее членами и причины такого требования. Иногда это может быть маркером деспотичного поведения, радикальных взглядов со стороны отца или матери, отчима. Но также может быть, что в основе — искреннее стремление родителей воспитатель ребенка в традициях своей веры. И тут важно учитывать еще один фактор – родители других детей и одноклассники. Как они отнесутся к этому решению, какие мероприятия нужно провести, чтобы помочь всем в этой ситуации сохранить согласие и дружбу».
Марина Бигнова
кандидат философских наук, доцент кафедры религиоведения Казанского федерального университета, бывший заместитель директора школы по учебно-методической работе.
Если же говорить о том, как поступить в подобной ситуации ребенку и его родителям, то главной рекомендацией будет концентрация на диалоге с представителями образовательной организации.
«Не ведите себя провокативно, не ставьте администрацию перед фактом, начните с разговора. Если это случилось по инициативе детей, то сохраняйте спокойствие, просите ответы у педагогов в письменном виде, обращайтесь в органы управления образованием города и региона. В большинстве регионов в правительстве есть отделы, занимающиеся вопросами государственно-конфессиональных отношений, они также могут помочь. Но лучше начните с классного руководителя и директора, постарайтесь донести до них свою точку зрения не в ультимативной форме, а объясняя, почему ваше требование с вашей точки зрения — в интересах ребенка. Крики, угрозы, проявления категоричности — не помогают. Тем более, что решения такого рода принимаются не в один день. И помимо прочего предупредите другую сторону, что вы будете вести запись».
Марина Бигнова
кандидат философских наук, доцент кафедры религиоведения Казанского федерального университета, бывший заместитель директора школы по учебно-методической работе.
Мы также попытались выйти за рамки уже установленной системы и спросить у нашего эксперта, нужны ли какие-либо дополнительные форматы взаимодействия государства и системы образования с религиозными организациями?
«Да, я давно думаю и говорю об идее религиозной медиации, которую могли бы осуществлять представители НКО и государственных служб внутри семьи, между образовательными организациями и семьями, между чиновниками и гражданами. Не всегда муниципальные и государственные служащие, педагоги готовы принять компетентное решение, особенно если у них нет соответствующих знаний. Служба семейной медиации с опытными специалистами могла бы оказывать помощь в сложных случаях, консультации. Такие функции могли бы выполнять и священнослужители, но не все готовы взаимодействовать с ними и не всегда у них опять же есть необходимые компетенции».
Марина Бигнова
кандидат философских наук, доцент кафедры религиоведения Казанского федерального университета, бывший заместитель директора школы по учебно-методической работе.
Таким образом, во второй части нашего материалы мы с вами разобрали самые резонансные конфликтные кейсы, правовую базу и варианты решений вопросов, связанных с ношениями хиджаба в стенах образовательного учреждения.

Сталкивались ли вы с вопросом ношения хиджаба в образовательном учреждении в ходе своей профессиональной деятельности? Расскажите о своем опыте: https://forms.gle/9XrwYRhwJUWukdwA7

О самом понятии хиджаба, а также соотношении светского и религиозного читайте в первой части нашего материала:

Автор: Татьяна Прокопенко