Самый мрачный день (Вторая часть). Теракт в Новой Зеландии: эксперты о причинах трагедии, механизмах противодействия и российской действительности
В связи с масштабами теракта в Новой Зеландии [1] и его возможными вневременными последствиями для всего мирового сообщества, Центр профилактики религиозного и этнического экстремизма в образовательных организациях РФ провел интервьюирование экспертного совета Центра. Целью исследования является выявление основных причин громкого происшествия, а также имеющихся и требующих проработки механизмов предупреждения и противодействия подобным инцидентам в будущем в России и в мире.

[1] 15 марта 2019 года в 13:40 по местному времени в городе Крайстчерч, третьем по количеству жителей городе Новой Зеландии, произошел крупный террористический акт – в результате массового расстрела в мечети «Ан-Нур» и Исламском центре «Линвуд» сразу после дневной молитвы было убито 50 человек, еще 48 человек были госпитализированы.

В ходе беседы эксперты выразили свои предположения о возможных причинах происшествия, среди которых можно выделить три основных направления:

  • ошибочные тенденции государственной миграционной политики;
  • новый тип противодействия «исламизации мира»;
  • процесс мировой миграции (глобализация, перемещения).
Говоря о государственной миграционной политике, эксперты сошлись во мнениях, что проблема является общемировой. Разница состоит в том, что на Западе мы уже видим не просто трещину, но негативные эффекты проводимой политики. В этом смысле, по мнению экспертов, у России еще есть шанс не повторить ошибки Европы и встать на собственный позитивный путь.

Так, директор Центра развития гражданского общества Государственного университета управления (ГУУ) Андрей Головин заявил, что конфликты возникают на почве разной ценностной базы, на которую накладываются идеологические, религиозные и иные различия в целом в культуре и в частности в поведении людей.
«Почему этот человек проявил такую агрессию? Видимо для него были неприемлемы ценности и поведение тех приезжих людей, которые находились в Новой Зеландии. Ну а конфликт возникает из-за того, что государство, в данном случае Новая Зеландия, которое принимает мигрантов, должно их вводить в культуру, ассимилировать в своей стране. Должны приниматься те или иные правила. То есть не только законодательные правила, а в первую очередь культурные правила: поведение на улице, в повседневной жизни и так далее. Если государство этим не занимается, то со временем негатив накапливается, а терпение у людей заканчивается»
Андрей Головин
директор Центра развития гражданского общества Государственного университета управления (ГУУ)
По словам члена экспертного совета Центра, в данном случае под государством понимаются те органы власти и люди, которые должны отвечать за вопросы межэтнических и межрелигиозных отношений. При этом Андрей Головин отметил, что проблема может быть решена только комплексным путем. Должны быть задействованы не только миграционная служба, но и органы образования (обучение языку), а так же должна вестись общая просветительская деятельность.
«Это общая ошибка государственной миграционной политики, которая должна учитывать национальные особенности граждан и мигрантов. Даже мы с вами, когда едем в автобусе, то поведение некоторых приезжих во многих случаях для нас неприемлемо. Мы можем терпеть, а можем что-то высказать. Когда же общая государственная миграционная политика в области просвещения не адаптирует приезжающих людей к социальным условиям, то рано или поздно возникает конфликт. Он может быть на бытовом уровне, а может быть и такой, как это произошло в Новой Зеландии»
Андрей Головин
директор Центра развития гражданского общества Государственного университета управления (ГУУ)
В свою очередь начальник управления по научной работе, профессор кафедры философии религии и религиозных аспектов культуры Православного Свято-Тихоновского государственного университета Александр Саввин отметил, что трагедия может быть связана не просто с провалом миграционной политики, но еще и со стремлением представителей власти скрыть этот провал. В частности это выражается в убеждении простых граждан в том, что актуальных конфликтов не выявлено, а общая ситуация контролируется.
«Очень важен момент публикации манифеста этого стрелка. Это ключевой вопрос, потому что этот человек в своих действиях ссылается на то, что это была реакция на террористические акции в европейских странах, миграционные процессы и миграционную политику Запада»
Александр Саввин
начальник управления по научной работе, профессор кафедры философии религии и религиозных аспектов культуры Православного Свято-Тихоновского гуманитарного университета (ПСТГУ)
По словам эксперта, если взять за основу корректность изложения фактов и содержания манифеста в СМИ, то можно выявить некоторые особенности поведения и последствий западной миграционной политики. В качестве примера эксперт предложил взять Великобританию. В частности речь идет о зазоре между реакцией политического истеблишмента и населения на процесс миграции в стране. Александр Саввин обратил внимание на то, что еще в 60-е годы запретительные меры по въезду мигрантов в Англию практически были сняты. Это связано с уверенностью самой Великобритании в том, что другие европейские государства испытывают затруднения с трудовыми ресурсами.
«Для того чтобы эту проблему как-то решать, берется направление на политику мультикультурализма и в этой связи постепенно снимаются барьеры на трудовую миграцию. Мы сейчас говорим не только о тех странах, где максимально исповедуется ислам, но и о миграции в принципе. При этом, как следствие этих процессов, мы видим, что в разы уменьшается количество христианских общин, по крайней мере, католических и англиканских, и растут мусульманские общины. По этим данным мы можем говорить, что культурная ситуация в стране очень сильно меняется. То же самое происходит и в других европейских странах: Германии, Франции и так далее»
Александр Саввин
начальник управления по научной работе, профессор кафедры философии религии и религиозных аспектов культуры Православного Свято-Тихоновского гуманитарного университета (ПСТГУ)
Эксперт добавил, что примеры, когда политики пытались говорить о миграционной проблеме, наглядно показывают негативные последствия таких выступлений для самих политиков. В частности это приводило к изгнанию таковых из партии, лишению всех статусов парламентария. В результате решившиеся на высказывания представители власти становились просто изгоями.
«Естественно, произошедшее в Новой Зеландии — это не первый случай. Есть официальная статистика, которая фиксирует увеличение случаев нападения на мусульманские религиозные общины на территории Англии как реакцию населения на бездействие властей. Ситуация взрывная»
Александр Саввин
начальник управления по научной работе, профессор кафедры философии религии и религиозных аспектов культуры Православного Свято-Тихоновского гуманитарного университета (ПСТГУ)
Следующая важная причина, из-за которой новозеландский конфликт приобрел масштабы мировой трагедии, это проявление нового типа противодействия исламизации мира, которое требует отдельного исследования и аналитики. Такую версию предложила для рассмотрения заведующая кафедрой теологии Московский государственный лингвистический университет (МГЛУ) Лариса Астахова.
«Здесь мы видим попытку создания нового типа противодействия исламизации мира, то есть попытка показать, что если вы хотите быть мусульманином, вы должны быть готовы к тому, что мир будет против вас противодействовать определённым образом. Это создание нового уровня террора: террор на террор. Это страх перед исламизацией как страх перед рисками воинствующего ислама и обратный ответ, то есть попытка создать ситуацию, что быть мусульманином — опасно»
Лариса Астахова
доктор философских наук, заведующая кафедрой теологии Московского государственного лингвистического университета (МГЛУ)
По мнению эксперта, любой террористический акт является способом противодействия определенному мнению или политике. Кроме того проявления этого противодействия, терроризма, идентичны как в 100 лет назад, так и сегодня. В современных реалиях существует только одно отличие — новые технологии, которые, естественно, используются в реализации противостояния. В частности речь идет об опубликованном манифесте новозеландского стрелка, который был некоторым предвестником произошедших событий и предупреждением будущих.
«Здесь используется новый механизм реализации, то есть «онлайновое» террористическое действие, которое должно было произвести устрашающий эффект, чтобы люди понимали, что это может произойти в любой мечети и что этот написанный манифест может распространиться в любой стране, во всяком случае, где ислам не является базовой, основной религией. Я бы сказала, что новое здесь именно само позиционирование теракта как противодействия религии»
Лариса Астахова
доктор философских наук, заведующая кафедрой теологии Московского государственного лингвистического университета (МГЛУ)
При этом не стоит сбрасывать со счетов и тенденции мировой миграции в целом. На это обратила отдельное внимание доктор философских наук, профессор, доцент кафедры истории и философии Национального исследовательского Московского государственного строительного университета Татьяна Бернюкевич. По ее словам, эти процессы в принципе создают напряженность, замалчивание которой отнюдь не создают положительные тенденции.
«На самом деле, думаю, что есть общемировые тенденции, к которым относится сам процесс мировой миграции: глобализация, миграция, перемещения. Так или иначе, они всегда создают фактор напряжения, даже в такой благополучной стране, как Новая Зеландия, в которой в отличие от, например Германии, миграция достаточно строго регулируется. То есть, нет таких огромных потоков мигрантов и нет политики всеприемлемости»
Татьяна Бернюкевич
доктор философских наук, доцент кафедры истории и философии Национального исследовательского Московского государственного строительного университета (МГСУ)
Таким образом, можно наглядно увидеть некоторые мировые тенденции, которые сегодня мешают противодействовать проявлениям агрессии. Замалчивание и неверный вектор развития, а точнее стопор, в отношении миграционной политики приводит к трагедиям, которые могли быть предотвращены еще на этапе зарождения. Однако понимание проблемы отнюдь не является ее решением. Выявление причин роста и проявления этнорелигиозных конфликтов является только первой ступенью предотвращения будущих инцидентов. Так, новозеландская трагедия позволила посмотреть на проблему этнорелигиозного взаимодействия с другой стороны. Вопрос остается только в том, какие именно последствия ожидать миру после теракта, а главное, какие инструменты можно противопоставить появившейся угрозе. В этой связи члены экспертного совета Центра профилактики религиозного и этнического экстремизма в образовательных организациях РФ предложили некоторый спектр направлений по профилактике и предотвращению радикализации этнорелигиозных отношений, основываясь на печальном опыте Новой Зеландии. Среди них:

  • мониторинг ситуации на начальном этапе зарождения конфликта;
  • просветительская деятельность, направленная на создание полиэтнических и полирелигиозных общностей;
  • универсализация правового поля.
Именно за счет мониторинга напряженности в стране можно было предвидеть и предотвратить теракт в Новой Зеландии, так как такого рода трагедии являются уже результатом преодоления точки кипения в конфликте. Такое мнение высказал директор Центра развития гражданского общества Государственного университета управления (ГУУ) Андрей Головин.
«Предотвращение должно быть на самом начальном уровне, а то, что произошло, уже совершенно не является начальным уровнем. Это уже самая последняя стадия конфликта, когда люди друг друга убивают. Вопрос в том, сколько этапов было уже пройдено до этого»
Андрей Головин
директор Центра развития гражданского общества Государственного университета управления (ГУУ)
Эксперт отметил, что последняя стадия конфликта говорит о том, что на предыдущих этапах государственная политика не сработала и «получилось то, что получилось». Кроме того в связи с тем, что история вышла в СМИ и, благодаря этому, на мировой уровень, появляются новые угрозы: последователи и повторение. То есть данный случай может служить наглядным примером не только для возможности противодействия, но и путеводителем для сегмента населения, входящего в зону риска и имеющего склонность к девиантному поведению.
«Единственный вариант сейчас — свести на нет тот негатив, который выплеснулся в информационное пространство, показать позитив. То есть, если данный случай является исключением из правил, то нужно показать, как дела обстоят на самом деле. Наладить в СМИ нормальную информационную политику, показать положительные примеры взаимодействие людей разных конфессий, разных религий, разных культур. Кроме того необходимо провести профилактические мероприятия как с коренным населением, так и с мигрантами. В частности необходимо работать с лидерами местных сообществ. Необходимо провести с ними определенную работу и вместе выработать определенные решения возникших проблем. Раз это произошло, значит, есть конфликтная зона, которую сейчас нужно тщательно изучить, провести аналитику и сделать выводы, которые позже будут переработаны в определённую дорожную карту для разных ведомств»
Андрей Головин
директор Центра развития гражданского общества Государственного университета управления (ГУУ)
При этом не стоит забывать, что кроме социальных и политичсеких аспектов проблемы, есть аспект правовой. Таким образом, при анализе и проведении профилактики по предотвращению инцидентов, схожих с новозеландской трагедией, необходимо добавить и правовую составляющую, уверен судебный эксперт-религиовед Игорь Иванишко.
«Вводится очень простая концепция, которая называется «правосудие одинаковое для всех». То есть, если ты совершил противоправное действие, ты за него отвечаешь по закону, независимо от родства и занимаемой должности. Ведь сам факт резонанса вызывает не столько само правонарушение, сколько то, что оно происходит безнаказанно»
Игорь Иванишко
судебный эксперт-религиовед
Необходимо добавить некоторые свойства, присущие практически всем уже произошедшим мировым трагедиям — отсутствие исследований уже случившихся инцидентов и выводов. По мнению заведующей кафедрой теологии Московского государственного лингвистического университета (МГЛУ) Ларисы Астаховой, это и приводит к повторению трагедий.
«Аналогичные преступления могут быть совершены и против других религий, подхваченные серией недовольных. Вот чего я боюсь! На самом деле, нужны какие-то, и в мировом, и в национальном, масштабе регулирования этих процессов, потому что сегодня это какой-то хаотический процесс. Но в исследованиях нужно учитывать локальные историко-культурные тенденции. К сожалению, этого нет ни в мире, ни в нашей стране»
Лариса Астахова
доктор философских наук, заведующая кафедрой теологии Московского государственного лингвистического университета (МГЛУ)
Из вышесказанного можно заключить, что основным, и возможно единственным, способом противодействия угрозе терактов может быть постоянных многопрофильный мониторинг и анализ ситуации в стране и в мире, а так же масштабная просветительская деятельность, которая должна включать в себя не только проекты по работе с молодежью, но и интеграцию, и ассимиляцию прибывающих в страну мигрантов. При этом нет нужды говорить о смене вектора миграционной политики в России, а только об укреплении существующего порядка вещей. Однако, несмотря на практически единогласное мнение экспертного сообщества о необходимости исследований, вопрос проработки новозеландского инцидента через призму России сегодня не стоит на первом месте в экспертном сообществе. Можно сказать, это связано с тем, что нет общего мнения, относительно влияния западной политики на миграционные процессы, происходящие непосредственно в РФ. В частности некоторые эксперты уверены в том, что у России не просто свой путь развития в этом вопросе, но и свой опыт, который диктует особенные реалии. Такое предположение высказал в интервью член Комиссии по вопросам патриотического и духовно-нравственного воспитания детей и молодежи Совета по межнациональным отношениям при президенте РФ Алексей Вайц. По его словам, инцидент, произошедший в Новой Зеландии, не имеет никакого отношения к российской действительности.
«Нам здесь не нужно ни с чем бороться. У нас совершенно иные коды. В целом нам повезло, что мы не такие прогрессивные, как они, значит, мы находимся ближе к выходу. Во-первых, у нас общинная культура. Во-вторых, наш ислам совершенно другой. Тот ислам, который сейчас присутствует в Европе со своими мигрантами, это ислам моноэтнический. У нас же ислам полиэтнический. Потому они совершенно другой школы, имеют совершенно другие корни. У нас ханафитский мазхаб, там же ислам, тем более находящийся под эгидой саудитов, более радикальный. В-третьих, у нас вся культура пронизана служению и основополагающий принцип нашей культуры — это совесть. Например, мне ближе совестливый мусульманин, чем бессовестный человек, называющий себя христианином. Так считаю не только я. В-четвертых, не нужно забывать про опыт Советского Союза. Мы за счёт термоядерной спайки, которая обрушилась на нас в свое время в виде военного коммунизма, получили определенную пользу, феномен, за счет которого я приезжая в Ташкент, в Баку, в Алма-Ату и так далее ощущал себя гражданином огромной страны, чувствовал себя в безопасности»
Алексей Вайц
член Комиссии по вопросам патриотического и духовно-нравственного воспитания детей и молодежи Совета по межнациональным отношениям при президенте РФ
Отдельно эксперт добавил, что нынешние тенденции заимствования ведут Россию по чужому пути, который будет иметь для страны более тяжелые и масштабные последствия, нежели в Европе. По мнению Алексея Вайца, в сегодняшнем мире утеряна общность, которая замещается компонентой исключительности и является противоположностью жертвенности и именно это способствует выходу конфликтности на такой уровень.
«Жертвенность — это когда я готов принести себя в жертву ради большой идеи. А исключительность — это когда мне должны принести жертву ради моей идеи и положить к ногам. Это два совершенно разных мировоззрения. В этом отношении мы очень сильно протухли, нам нужно развивать свое направление. Однако ничего сейчас не делается. Наоборот мы принимаем, со скоростью летящего на нас экспресса, очень опасную тенденцию. Мы принимаем в себя через раствор толерантности ту саму компоненту исключительности каждой нации. Но мы многонародная нация. Таким образом, если много народов примут в себя эту компоненту исключительности, то это будет война всех против всех. И мы сейчас идем именно в этом направлении, уверенными семимильными шагами. При этом нельзя забывать, что национальные войны, начавшись однажды, уже никогда больше не прекращаются»
Алексей Вайц
член Комиссии по вопросам патриотического и духовно-нравственного воспитания детей и молодежи Совета по межнациональным отношениям при президенте РФ
Кроме того, было высказано мнение, что из-за глобализации проектов упускаются локальные процессы, которые в будущем приобретают государственные масштабы. Такое мнение высказала доктор философских наук, профессор, доцент кафедры истории и философии Национального исследовательского Московского государственного строительного университета Татьяна Бернюкевич.
«Мы как-то очень сильно увлекаемся широкими проектами, общими рекомендациями, а, на самом деле, всё же происходит локально, в отдельном населенном пункте, в отдельном городе, в отдельном регионе. Процесс миграции вроде один и тот же, но происходит он в конкретном месте. Вот эту конкретику мы очень плохо учитываем. И в мировом, и в национальном масштабе»
Татьяна Бернюкевич
доктор философских наук, доцент кафедры истории и философии Национального исследовательского Московского государственного строительного университета (МГСУ)
В свою очередь, судебный эксперт-религиовед Игорь Иванишко заявил о необходимости учета географических особенностей при проведении исследования. Он отметил, что точное повторение новозеландского конфликта в России быть просто не может даже при совпадении корней конфликта.
«Любая массовая перестрелка в прошлом имела под собой историческую подоплеку, необходимо глубоко исследовать каждый такой инцидент, непрерывно анализировать текущую ситуацию, чтобы не допустить дальнейшей эскалации, перерастающей в бойню. Лучше учиться на чужом опыте, чем наблюдать своими глазами подобную трагедию. Впрочем, у нас в России, по крайней мере, в городах-миллионниках делается очень много в области безопасности граждан»
Игорь Иванишко
судебный эксперт-религиовед
Таким образом, можно отметить, что трагедия, которая произошла в Новой Зеландии и унесла десятки жизней, может и должна стать для всего мирового сообщества катализатором исследований, мониторинга и масштабной просветительской деятельности по новым направлениям экстремизма. В частности мы говорим о необходимости составления нового, так называемого, портрета экстремиста.


Авторы: Марина Малафеева, Павел Костылев